ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА САЙТ ВЛАДИМИРА ЛАБАТА РОВНЕВА

Биография

Vladimir Labat RovnjevВладимир Лабат Ровнев – скульптор, художник, график, бард, композитор, поэт и дизайнер. В последние несколько десятилетий находится в поиске духовных реальностей. Отец Стеван, профессор физкультуры, мать – Ольга (ур. Ровнева), также профессор физкультуры, из русской дворянской семьи, которая переселилась сюда в 1920 году.

Начальную, среднюю и Высшую педагогическую школу – факультет живописи – закончил в Нови-Саде. Педагогической работой в области художественного образования занимается до 1976 года.

С 1979 года по настоящее время экспериментирует в скульптуре, поэзии, музыке и развитии духовной энергии. На тему экологии выпускает бардовский LP альбом в 1979 в записи РТВ. Среди первых в мире создает акустические скульптуры и с 1980 года исполняет на них многочисленные концерты, экспонирует на выставках, музыкальных программах на радио, телевидении, в театре и кино. Все это, в частности, стало возможно благодаря его практичности, выраженной в знании и использовании 16 различных профессий, с помощью которых он связывает свой замысел как скульптор, музыкант, преобразуя таким образом общую идею в мультимедийное событие.

Автор – участник многочисленных самостоятельных и коллективных выставок, концертов в Сербии и заграницей, принимал участие в более ста телевизионных передачах, давал интервью на радио и в периодических изданиях.

Лауреат многочисленных наград открытых конкурсов и выставок в Сербии и мире.

Автор многочисленных памятных знаков, гербов, плакеток, значков, наград, грамот, а также архитектурно-инженерных решений в пространстве.

Одна из самых значимых авторских работ в этой области объединил в творческих решениях символа Армии Югославии, а также выполнил знаки отличия для специальных подразделений СДБ. Новейший цикл мультидисциплинарных произведений под названием ОМФАЛ и СФАР, появляется с 1996 года впервые в мире и представляет акустически-энергетически-световые структуры и формы, чье действие активизирует, наряду с чувственным и всеохватывающим, и полнейшую чувственную перцепцию (всечувственную).

Подобный вид творческих решений вводит человека в измененное состояние сознания, а графическую и пространственную форму постоянно преображает и сохраняет в параллельном измерении, которое "ВИДИМ" благодаря всечувственному наблюдению. Член Союза деятелей изобразительных искусств Воеводины, Союза деятелей изобразительных искусств и деятелей прикладного искусства Воеводины, Союза деятелей эстрадного искусства. Внесен в интернациональный справочник значимых персон.

Живет и работает на Поповице и в Петроварадинской крепости на Фрушкой Горе.

 

Сказали о Лабате ...

Жаклина Милутинович – критик-искусствовед

 

"... Благодаря подобным видам творчества Владимира Лабата мы воспринимаем как художника, который в своей работе использует опыт повседневной практики и собственную широкую шкалу знаний из различных областей, преимущественно науки и техники. Благодаря своему мультимедийному творчеству он вливается в широкие художественные течения. Его вовлеченность как целостной авторской личности относит его не только к наблюдателям, но и к активным действующим лицам и инициаторам новых событий на художественной сцене. Особый акцент необходимо поставить на его высокую общую образованность и активность в исследовании границ различных дисциплин. Эксперименты в музыке и не конвенциональные решения скульптурных проблем показывают его исследовательскую способность к творчеству, с помощью которой он создает новые художественные формы ..."

 

Мирослав Антич – поэт и художник

 

"... Влада Лабат несет в себе один большой спектакль, одну потребность соединить несколько видов искусств в один, изучить, укротить – и сделать из этого настоящую премьеру. Каждый раз встречаю его на генеральной репетиции спектакля в какой-либо художественной области. Кто знает, может премьера будет создана сама по себе через пятьдесят или сто лет. Это никогда не зависит от человека ..."

 

Михаил Мурин – музыкальный и художественный критик

 

"... Звуки, исходящие из инструмента воплощают визуально-акустически-театральную ´картину´, которая растягивается во времени, выполняя таким образом свою мультимедийную функцию. Лабат звуки не находит – он создает объекты, которые способствуют их нахождению. Свои знания он объединил в ´манифесте´ – скульптуре Омфал, которая говорит о традиционных символических отношениях всех элементов объекта в его общей гармоничной организации, что позволяет скульптуре не только собирать энергию из пространства, но и высвобождать ее… Объекты, скульптуры, графика, музыкальные инструменты между собой создают одно энергетическое пространство взаимного переплетения ума и духа, а более чувствительным людям позволяют ощутить, услышать и заметить позитивную энергию. Музыкальная магма – звук ´утробы´ Земли и каждого человека, она позволяет соединиться с музыкой ..."

 

Милош Арсич

 

"... Перед созданием формы у Лабата есть определенное намерение, которое видно в активном, вовлеченном значении художественного акта. Речь идет о функции искусства в многозначном смысле сопротивления существующим, неизбежным спутникам прогресса нашего времени. Феномены этой цивилизации, наряду с унаследованными войнами, но еще более существующая атмосфера беспокойства и видимость благодати времени, направляют Лабата на вид своеобразного бунта с помощью средств, которые ему, как художнику, единственно доступны. И именно поэтому его метаморфозы – скульптурные, музыкальные или поэтические – надо понимать как формы лишь одного возможного вида активного сознания художника, как и синтетичных целостностей полного единства побуждений и посланий, высказанных адекватным художественным языком ..."

 

Петар Попович

 

"... Исследовать сны, которыми занимается этот художник, – храброе дело. Но в этом приключении, чьи видимые, но никак не окончательные формы, – неспокойная бронза, чертежи, постоянно конфликтующие с пространством, музыка, стремящаяся к неосвоенным местам, и стих, не признающий идиллию, – Лабат подтверждает теорию, что человек может иметь сколь угодно интересов, весомые побуждения яркие послания, но оставаться самим собой ..."

 

Владислав Баяц – Акустические скульптуры Влады Лабата

 

"... Когда вы оказываетесь перед предметами, о которых даже не знаете, что они из себя представляют, а это (с правом названные) Акустические скульптуры Влады Лабата, происходит то же, что и с остальными: детское любопытство уступает место удивлению. Вы вступаете в неизвестный Вам мир, который бы Вы с удовольствием для себя открыли. И надо отдаться этому желанию. Так и специалисты по музыке вели себя также: им было не стыдно сбросить плащ академического знания перед этим, одновременно и дерзким и обольстительным источником любопытства.

Художественному творению, которое одновременно разбивает границы между отдельными видами искусств и соединяет их в новое художественное создание, очень рискованно давать определение. Надо понять его и после (не)принять. Это, впрочем, было единственным мотивом для Лабата, чтобы начать рисковать с неизвестными звуками, которые он получал, работая над своими скульптурами на протяжении стольких лет. В 1979 г. начата мучительная работа на ´схватывании´ этих звуков металла и принята попытка их классификации, если не сказать контроля над ними. Предшествующий музыкальный опыт Лабата состоял в поиске бездонного колодца: он обеспечивал исправную мотивацию, упорность и веру. Процесс творения – желание и потребность, которые лишь предвозвещают открытие. (Другие его позднее назовут успехом).

´Играть на скульптурах´ вероятно упрощенная контрадикция. Так как возможно это явление обратного порядка: в первую очередь, можно бы было сказать, что речь идет об инструментах – оригинальных скульптурных композициях. С каким бы то ни было решением вы ни согласились, правда у них одна: уже известные композиции сыгранные на этих акустических скульптурах становятся почти новыми композициями. А где заканчиваются импровизации и возможности в процессе создания новых музыкальных произведений? До тех пор, пока это неизвестно, горизонт открыт. Разве это не ставит эти инструменты, по меньшей мере, в один ряд со всеми уже известными? Поэтому, если сейчас мы и знаем, перед какими предметами находимся, то все еще не знаем, что они могут. В этом и суть изобретения Лабата: объединить пространство и звук, но при этом не знать, насколько он большой и каков. Смотреть и слушать, а не видеть конца. Понять и получать удовольствие, а вероятно и не переставать удивляться. Так как удивление – это тоже процесс создания, а отнюдь не отражение освобождения наблюдателя от перцепционной ответственности ..."